Адрес
г. Москва, 2-й Тверской-Ямской переулок, дом 10, Метро «Маяковская» (5 мин. пешком)
Режим работы
График работы клиники «Медицина»
Пн-пт — с 08-00 до 21-00
Сб — с 09-00 до 19-00
Вс — с 09-00 до 15-00

En
613 444 Пациентов
Благодарных пациентов получили помощь в АО «Медицина»
более чем за 30-летнюю работу клиники (основана в 1990 году)
Круглосуточно. We speak English
Более 30 лет
лидеру отечественного здравоохранения*
En Записаться на приём

Закрытая зона

Григорий Ройтберг: Впервые создана уникальная кафедра ядерной медицины

Под натиском ядерной медицины рак сдает свои позиции

Мы видим, что мы лечим. Мы лечим, что мы видим. Этот слоган, знакомый очень немногим, некий девиз тех, кто так или иначе причастен к ядерной медицине. Причем замечено: его знают не только те, кто использует ее для диагностики и лечения, но и те, кто эту диагностику и лечение проходят. Объяснение тому простое - каждый год в мире проводится более 50 миллионов процедур в сфере ядерной медицины. Цифра довольно известная. А вот информация из "узкого круга": год назад впервые в Московском медицинском университете имени Пирогова по инициативе академика РАН, автора и эксперта "РГ" Григория Ройтберга создана кафедра ядерной медицины.

Фото: Александр Корольков

Как борются с раком в передовом Институте ядерной медицины в Химках

Как борются с раком в передовом Институте ядерной медицины в Химках

Дань моде, злоба дня? Обитаем в сфере противоречий.

Излучение смертельно опасно, вызывает рак. Поминаем Хиросиму, Нагасаки, Чернобыль, запреты на увлечение солнечными лучами. И тут же возмущаемся, если при обследовании обошлись без КТ, МРТ, ПЭТ. Если онкобольному не назначили лучевую терапию... Потому уместно напомнить.

Первое отделение лучевой терапии открылось... в 1903 году в Москве в Институте имени Морозовых. Сейчас это все мирно известный научно-исследовательский онкологический институт имени П.А. Герцена. Первая в мире научно-исследовательская рентгенорадиологическая клиника появилась в Петрограде в 1918 году. Ныне это Российский научный центр радиологии и хирургических технологий имени академика A.M. Гранова. Основатель клиники Михаил Неменов был одним из первых в мире радиологов. Этот экскурс в прошлое лишь для того, чтобы понимать: каждый, кому хотя бы однажды при обследовании была проведена компьютерная томография, уже сталкивался с ядерной медициной. Она совмещает в себе разработки клинической медицины, молекулярной биологии, фармакологии, ядерной физики, органической химии. Именно поэтому используется в диагностике и лечении онкологии, заболеваний сердца, щитовидной железы, неврологических проблем. То, что ядерная медицина улучшила диагностику заболеваний новыми практиками и технологиями, ускорила назначение индивидуального лечения, доказательств не требует.

Скажем, адресное лучевое воздействие на раковые клетки и пораженные органы минимизирует ущерб для здоровых тканей. Пациента почти не мучают последствия процедуры. При дистанционной лучевой терапии удается добраться до самых глубоких опухолей, окруженных здоровыми тканями. А радиофармацевтические препараты, полученные с помощью ядерных технологий, пришлись ко двору и при диагностике, и в лечении. Они умудряются доставить нужную дозу радиации в саму опухоль или метастазы. Убивают, еще раз подчеркнем, раковые клетки, не повреждают здоровые. Ядерная медицина избавляет даже от мельчайших метастазов и единичных больных клеток в организме. Да, очень точен лозунг ядерной медицины: "Мы видим, что мы лечим, мы лечим, что мы видим". В других областях целительства такого пока нет.

Но тут же главный вопрос моей любимой героини - тети Маши из подъезда: "Ядерная медицина доступна всем. кто в ней нуждается? В те 50 миллионов, о которых сообщает мировая статистика, я, тетя Маша, попадаю?" "РГ" рассказывала о знаменитом центре ядерной медицины имени академика Цыба в Обнинске. Это одно из достойнейших по всем показателям учреждений такого профиля в мире. Сегодня еще об одном. Запомните - на всякий случай - его имя и адрес: Институт ядерной медицины, город Химки Московской области. Есть и сокращенной вариант названия - ИЯМ.

Новый адрес 

Химки - это недалеко от самой Москвы. Но не в двух шагах. Как пациенты сюда добираются, не отталкивает ли их неблизкая дорога? Никто не сетовал. Зато почти каждый обязательно говорил о красоте природы вокруг, о том, как все приспособлено. Один пациент посоветовал даже обратить внимание на полы из какой-то необычной керамики.

- Здесь зеленая зона, хорошая транспортная доступность, тихий район, - комментирует директор ИЯМ Сергей Дорофеев. - Институт - единственный медицинский объект в РФ, сертифицированный по международной системе "зеленых" зданий LEED. Это значит, что использовались безопасные строительные материалы, соблюдались требования к охране окружающей среды.

Зациклились на месте расположения института, на его полах, стенах, лифтах, необычных гобеленах в кабинетах радионуклидной терапии, лучевой диагностики, линейного ускорителя?.. Одни названия чего стоят! А противораковый центр? Причем тут диваны и кресла, автоматы для кофе и воды? К тому же главный врач института Светлана Кот отказала нам в посещении отделения радионуклидной терапии.

- Сегодня не пустим, - сказала Светлана Ивановна. - Есть госпитализированные пациенты. Они получают радионуклидную терапию, то есть лечение открытыми источниками ионизирующего излучения.

И автоматически, когда они получают радиофармпрепарат, то становятся открытым источником ионизирующего излучения. Поэтому ни они выходить никуда не могут, ни к ним нельзя войти. Пациенты, как только приняли радиофармпрепарат, находятся на так называемых горячих койках. Мы еще это называем "закрытый режим".

- А вы как туда входите?

- У сотрудников специальные средства защиты, специальная рабочая одежда. В основе радионуклидной терапии - воздействие на организм пациента радиофармпрепаратами. Препарат вводится внутривенно, или внутривенно-капельно, или перорально. И накапливается только в патологических очагах. Эта терапия переносится хорошо, с минимальными побочными эффектами. Некоторые наши методики применяются в амбулаторных условиях. И самое главное: метод дает надежду пациентам, у которых третья или даже четвертая стадия болезни.

- Светлана Ивановна! Институт в Химках - учреждение частное. Сколько стоит лечение? Кому эта роскошь по карману?

- Смотря какое лечение.

Если, например, первичный курс радиойодтерапии, то это около 200 тысяч рублей. А если радионуклидная терапия, допустим, с радием, то это уже 550 тысяч одно введение. Со времени открытия, то есть за полтора года, порядка 80 процентов пациентов прошли у нас лечение по ОМС, остальные на платной основе. Это пациенты из ближнего зарубежья, из Казахстана, Беларуси. А российские - в основном по ОМС.

- Денег ОМС хватает?

- Ну, более или менее.

- Пациенты знают, что здесь можно лечиться по ОМС?

- Конечно!

- Кому отдаете предпочтение?

- У нас нет предпочтений.

Мы принимаем всех, - замечает Сергей Владимирович Дорофеев. - По Московской области, например, выпущен приказ о маршрутизации всех онкобольных для лечения радионуклид ной терапией. Так вот, наша клиника находится в этой маршрутизации. Все районные онкологи Подмосковья знают, что для радионуклидной терапии по ОМС можно направлять к нам. Они направляют. И основной поток идет от районных, муниципальных онкологов.

Плюс группа поддержки

В одном из холлов знакомимся с Алевтиной Беляевой.

- Мы из Твери, - говорит Алевтина Николаевна. - Мы - это группа поддержки: моя дочка Марина Меркушева приехала на обследование. Направил сюда лечащий врач. Марина сейчас заполняет бланки. Заполнит и подойдет. Марине на днях исполнилось 60 лет. А мне уже 84. Вон внучка моя, внук мой...

Марина инженер-строитель.

Диагноз не скрывает: злокачественная меланома с метастазами. Все началось в 2010 году. В 2019-м обнаружили метастазы в подмышечном лимфатическом узле. А сейчас в легких. Лечилась в Твери. Теперь из онкологического диспансера Твери направили в Химки. И там и тут лечение по ОМС. Проходит обследование: ПЭТ, КТ. Далее будут смотреть, что делать. "Приехали всем семейством - и мама, и сын Виталий, и красавица-сноха. Мы не оставляем друг друга. Мы всегда вместе", - говорит Марина.

В зоне ожидания, где первичный прием пациентов, разговариваем с радиотерапевтом Ольгой Графовой. Она проводит лучевую терапию.

- Сколько сегодня у вас пациентов? - спрашиваю у Ольги Валерьевны.

- На первичном приеме - четверо, и на лечении - 30 . А в целом в отделении лучевой терапии каждый день лечится 130 человек.

- На амбулаторном лечении или стационарном?

- Здесь дневной стационар.

Коек нет. Есть зоны отдыха, есть кафе. Пациенты в основном из Московской области. Лечатся по полису ОМС. То есть сами не платят. На тех же условиях и пациенты из регионов. Практически со всей России. Много пациентов из Крыма.

Нона приехала из Северной Осетии, Владикавказа. Сопровождает маму, у которой рак молочной железы. Сюда направили на лечение по квоте. Тамара Аверьянова - из поселка Сычево Волоколамского района Московской области. Ирина Николаевна (фамилию не называет) - из Истры. На мой вопрос, почему выбрали эту клинку, отвечают одинаково: направил местный онколог по системе ОМС. А Ирина уточняет: "Прошли 16 сеансов лучевой терапии по поводу рака молочной железы. Прогноз очень благоприятный".

Зал линейного ускорителя. Пациентов приглашают непосредственно на этот самый ускоритель.

- Как вы сюда попали? - спрашиваю одного из пациентов.

- Да обычно, по интернету...

С Мурманска приехали.

Татьяна Павлова из Истринского района Подмосковья лечится две недели. Прошла десять сеансов - Чувствую себя получше, - говорит Татьяна Викторовна. - Хотя добираться непросто: на поезде и на метро. Каждый день езжу. Суббота, воскресенье - выходные. Это как на работу.

Наталья Петренко из Истры нахваливает чистоту, порядок, приветливый персонал: "Все такие дружелюбные. Лечится муж, а я его сопровождаю".

А вот Наталья Бажинова из Одинцова сперва консультировалась в другой клинике. Но там надо было ждать лечения до ноября. Потому выбрала Химки. "Я только второй день здесь. Очень довольна", - делится она.

В зале линейного ускорителя - бетонном бункере, где стены толщиной два метра, лечат с помощью радиотерапии. Еще раз поясним, это уникальный метод, позволяющий воздействовать исключительно на раковые клетки, разрушая их, лишая возможности деления. При этом максимально сохраняются здоровые ткани. Лечение проходит на линейных ускорителях. И тут на стенах, на потолке пейзажные гобелены. Они еще и подсвечиваются, создавая впечатление, что человек на природе, чтобы мог расслабиться.

В кабинете вводят радиофармпрепарат. После введения пациент идет на 40 - 50 минут в комнату релаксации: радиофармпрепарат накапливается в опухоли. Отсюда пациентов приглашают в процедурную.

Сама процедура длится 15 - 20 минут, безболезненная. В день, когда была в Химках, на нее было записано 35 пациентов.

Поток пациентов не иссякает: рак не уходит. Но позиции под натиском той же ядерной медицины сдает. И повторюсь: если смотреть на все эти вывески - "ускоритель", "электронный/эмиссионный томограф"... От одних названий можно впасть в уныние. В Химках этого не происходит: красиво, уютно, чисто, приветливо. Нет удрученных, жалких пациентов. У них хорошее настроение. Это при онкологическом-то диагнозе! Объяснить, понять такое... Они верят, что им тут помогут. И дай-то Бог, чтобы так и было.

Лицензии
Лицензия на осуществление медицинской деятельности № ЛО 77-01-017705
Ваш браузер устарел рекомендуем обновить его до последней версии
или использовать другой более современный.