Адрес
г. Москва, 2-й Тверской-Ямской переулок, дом 10, Метро «Маяковская» (5 мин. пешком)
Режим работы
График работы клиники «Медицина»
Пн-пт — с 08-00 до 21-00
Сб — с 09-00 до 19-00
Вс — с 09-00 до 15-00

Круглосуточно работают
— Стационар (круглосуточная госпитализация)
— Скорая медицинская помощь
— Магнитно-резонансная томография
— Ультразвуковая диагностика
— Рентген-радиология

En
731 630 Пациентов
Благодарных пациентов получили помощь в АО «Медицина»
более чем за 30-летнюю работу клиники (основана в 1990 году)
Круглосуточно. We speak English
Более 30 лет
лидеру отечественного здравоохранения*
En Записаться на приём

Академик Григорий Ротйберг: «Работа под санкциями — это новая реальность и к ней надо приспосабливаться»

Президент АО "Медицина", академик РАН Григорий Ефимович Ройтберг дал интервью популярному профессиональному медицинскому изданию "Медвестник", в котором рассказал о том, как клиника справляется с вызовами в сегодняшней ситуации

Интервью «МВ»  провела Татьяна Бескаравайная

Академик Григорий Ротйберг: «Работа под санкциями - это новая реальность и к ней надо приспосабливаться»

Несмотря на первоначальную установку «медицина вне политики» в 2022-2023 году часть иностранных компаний, связанных со здравоохранением, покинула российский рынок. Насколько эффективны оказались поиски альтернатив, как ощущается отъезд части обеспеченных граждан за границу и каким образом частные клиники справляются с санкционным давлением в интервью «МВ» рассказал президент многопрофильной частной клиники АО «Медицина», заведующий кафедрой терапии, общей врачебной практики и ядерной медицины РНИМУ им. Н.И. Пирогова, академик РАН, профессор Григорий Ройтберг.

Григорий Ефимович, расскажите, пожалуйста, насколько ощутимы санкции? Можно ли сказать, что от части брендов медицинской техники, препаратов, комплектующих и оборудования пришлось отказаться?

К счастью, у нашей клиники пока нет особых проблем потому что мы достаточно хорошо обновили парк тяжелой техники производства лучших компаний год назад. Поэтому, возможно, наш пример не очень показателен. Но некоторые ухудшения, касающиеся определенных направлений, видны четко. Ограничены поставки некоторого оборудования для ядерной медицины, онкологии. Мы приобрели американский циклотрон компании GE Healthcare. Это последний циклотрон этой компании, который поступит на территорию РФ после введения санкций. Поставка пока не закончилась, поэтому это такая достаточно нервная для нас ситуация. Специально под него построили целое здание в Институте ядерной медицины в Химках. Также мы должны были получить лучевую установку с искусственным интеллектом ETHOS компании VARIAN. Это аппарат, который позволяет составлять индивидуальный план перед каждым сеансом лучевой терапии, в котором учитываются состояние пациента, расположение опухоли и другие факторы. Таким образом, возможно обеспечить более высокое качество лечения и уменьшить побочные эффекты. А четыре-пять месяцев назад производитель сообщил нам, что поставка невозможна потому что в режиме санкций такое оборудование не может быть поставлено.

С другими крупными брендами мы пока проблем не видим. Такие компании как Siemens Healthineers и Philips продолжают работать.

Что касается более мелкого оборудования, например УЗИ-аппаратов, то сейчас мы активно присматриваемся к продукции китайских компаний. Многие их образцы практически полностью скопированы с американских. Поэтому, не думаю, что они будут намного хуже. К сожалению, из-за отсутствия конкуренции все стало дороже. Более нервная ситуация с поставками расходных материалов. Например, исчезли фирменные хрусталики. Нет эндопротезов высокого качества, а отечественные аналоги пока не очень... Мы вынуждено перешли на китайские, но, к счастью, не видим ухудшения потому что они тоже копируют продукцию знаменитых американских фирм. Еще очень много примеров могу привести. Ориентируемся опять же на Китай, но параллельно изучаем и другие варианты. Стала хуже логистика, срок поставок запасных частей вырос с одного месяца до трех. И все же ничего апокалиптического я пока не вижу, просто стало немного трудней. Если резюмировать, то работа под санкциями - это новая реальность и к ней надо приспосабливаться.

Как вы относитесь к российским аналогам иностранных брендов?

Думаю, что при таких беспрецедентных мерах поддержки нет ничего такого, что нельзя было бы выпускать в России. Слышал, что в Дубне совместно с Росатомом вот-вот начнут производить наши собственные лучевые установки, а через несколько лет циклотроны. Уже появились собственные отечественные клинико-диагностические лаборатории и сейчас у нас и свои приборы и расходные материалы, которые вполне адекватно заменяют импортные. С фармацевтикой сложнее. Есть препараты, которые трудно заменить. Это многие антиаритмические препараты, антибактериальные средства. Их компенсировать непросто, ведь на создание лекарств уходят годы. Справедливости ради, нужно сказать, что после ковида трудности с препаратами есть не только в России. Например, в США наблюдается острая нехватка некоторых основных противоопухолевых препаратов, например, цисплатина. FDA даже разрешило ввозить и применять его в стране без специальной регистрации. Да, у нас есть параллельный импорт. Мы пока обходимся тем что есть, отчасти благодаря старым связям, но что будет дальше, не знаю.

Столкнулась ли ваша клиника со снижением потока пациентов из-за оттока экспатов и релокации россиян? Можно ли сказать, что граждане стали меньше тратить на частную медицину?

Да, небольшие изменения мы ощутили. Но в абсолютных значениях это незначительные цифры, ну пусть 2%. Допустим у нас привилегированный сектор. Но вот что интересно. Многие наши бывшие пациенты приезжают к нам теперь из-за рубежа, в частности на диспансеризацию. И из Италии, и из Израиля, и других стран. Они увидели, что зарубежная медицина, которую они представляли себе, совсем не идеальная, и что там, даже за большие деньги нельзя вызвать врача на дом, что МРТ надо ждать 1,5-2 месяца. Условия в России их разбаловали. Есть семьи, я их лично знаю, которые каждый год полным составом приезжают к нам из Швейцарии на диспансеризацию, которая по их меркам ничего не стоит.

В начале июня Минздрав упростил условия профпереподготовки для врачей по почти 60 специальностям. Ваше отношение к этому?

Это та ситуация, которая мне не совсем нравится и я, честно говоря, не понимаю, что за этим решением стоит. Да, возможно, они вынуждены это делать из-за того, что специалистов не хватает. Но в нашей стране уровень подготовки кадров в практическом здравоохранении и так низкий. Поэтому мое отношение — однозначно отрицательное. Я бы пошел другим путем. Не понимаю, почему не развивается телемедицина, которая уменьшила бы расходы на реальные посещения реальных врачей.

Я чувствую, что власть предержащие хотят что-то делать, что они готовы давать деньги, а это уже очень много. Мы видим, что на это тратят немало, создают офисы ВОП, тратят огромные средства на диспансеризацию. Но что-то улучшилось? Есть данные об улучшении первичной диагностики, увеличении удовлетворенности? Пока мы и близко не подходим к уровню первичной диагностики рака во Франции и в других экономически развитых стран. И дефицит врачей-онкологов, то есть узких специалистов, тут вообще ни при чем. Путь только один - улучшение первичной помощи, телемедицина, современные удаленные сервисы.

Как вы оцениваете предложение ЦНИИОИЗ о передаче части функций врачей медсестрам, чтобы разгрузить врачей? Отношение к этому оказалось противоречивым. Как вы думаете, это поможет?

То, что у нас медсестры даже в хороших клиниках делают намного меньше чем их коллеги за рубежом, - это факт. Мы с коллегами с из отделения терапии в 2019 году в течение года проводили такой эксперимент: обязательный доврачебный прием пациента проводили медсестры. И удалось доказать: доврачебный прием медсестры увеличивает время работы врача с больным на 4-6 минут. Если мы говорим, что не хватает врачей, вот решение. Но для этого основная масса медсестер должна иметь высшее образование. Например, в крупном государственном медицинском центре «Рамбам» в Хайфе (Израиль) примерно 95% медицинских сестер с высшим образованием. В России пока наоборот — сроки среднего специального образования сокращаются. Не хотелось бы снова огульно критиковать Минздрав, но я, честно говоря, не очень понимаю как совместимо расширение функционала медсестер и уменьшение времени их подготовки.

Ваше мнение от отказе от термина «медицинская услуга»?

Не очень понимаю, что изменится и почему этому сейчас придают такое значение. Так или иначе в социальном отношении все мы оказываем друг другу услуги, которые стоят денег. Конечно, медицина — особая сфера. Но в юридическом смысле такое взаимодействие — это все равно услуга. Ну, если людям больше нравится, давайте называть это медицинской помощью. Вот сегодня я оказал медицинскую помощь 20 больным и за каждую получил по 500 рублей.

С учетом последних новелл и экономических реалий в каком направлении в ближайшие годы будет развиваться российское здравоохранение, и в особенности, частная медицина?

Мне вообще не нравится, что происходит с медициной сегодня, в глобальном плане. Мы зашли в какой-то странный тупик, в котором медицина становится неподъемной финансово. Это происходит не только в России, во всем мире. Расходы на здравоохранение зашкаливают, но за этим не следует соответствующий эффект, например, ощутимый рост продолжительности жизни, несмотря на совершенно колоссальные затраты, которые несет общество. Если говорить о национальном здравоохранении, то мне не нравится, что частную медицину пытаются исключить из конкурентной среды. Хороший пример, как можно развиваться по-другому — Турция. По сравнению с тем, на каком уровне была их медицина двадцать лет назад, рывок фантастический. Частные клиники там приглашают иностранных специалистов со всего мира, обеспечивают высочайшее качество услуг. Второй момент - это недостаточный уровень подготовки медицинских кадров. Здесь я вижу большой зазор, который не реализуется.

Лицензии
Лицензия на осуществление медицинской деятельности № Л041-00110-77/00363409 Срок действия: бессрочная
Ваш браузер устарел рекомендуем обновить его до последней версии
или использовать другой более современный.