Контрпульсация — метод улучшения кровообращения с широким спектром применения

Усиленная наружная контрпульсация — современный метод лечения различных кардиологических и цереброваскулярных патологий, который применяется широко и весьма успешно. О том, что это за метод, о показаниях и противопоказаниях к его применению МЕД-инфо рассказывает Иван Васильевич Шашенков, врач-кардиолог клиники "Медицина", ассистент кафедры пульмонологии ФПДО МГМСУ им. А. И. Евдокимова, руководитель Научно-методического центра по клиническому применению усиленной наружной контрпульсации, член Европейского кардиологического общества (ESC), Европейского общества по кардиоваскулярной профилактике и реабилитации (EACPR), Европейского респираторного общества (ERS), эксперт Международного общества усиленной наружной контрпульсации (IEECPS).

— Как вы пришли в профессию? 
—С раннего детства я мечтал о том, что буду врачом, как мой дедушка, Иван Сергеевич Шашенков. Как видите, меня и назвали в его честь. Дедушка был врачом-терапевтом, неврологом, военным врачом. Для него профессия была служением людям и Родине. У него была очень интересная судьба. Как и многие мальчишки в 30-е годы прошлого века, он мечтал быть летчиком, но началась война, которую дедушка встретил на границе как сержант Красной Армии и прошел ее всю «от звонка до звонка»: бои на границе, оборона Москвы, Сталинград, Курская дуга... Закончил старшиной гвардии в Берлине и Праге. После войны поступил в медицинский институт, а после ординатуры его снова призвали, и началась новая служба, только уже в другом качестве. В армии дедушка специализировался на авиационной и космической медицине, служил врачом ВВС Балтийского флота, участвовал в отборе первого отряда космонавтов, занимался вопросами влияния сверхзвуковых скоростей и перегрузок на организм человека. Словом, мой дедушка — самый обыкновенный герой, хотя сам себя он таковым не считал. Для меня он — образец для подражания на всю жизнь.

Вспоминая свое детство (или, скорее, опираясь на воспоминания моих папы и мамы), приблизительно в 2 года одними из самых желанных игрушек для меня были дедушкин фонендоскоп и молоточек невролога. А еще книги из дедушкиной библиотеки — огромные медицинские атласы... В общем, выбор профессии был сделан задолго до поступления в медицинскую академию.

Выбор профессии должен идти от сердца и быть самостоятельным решением. Это правило, которое в нашей семье заложил дедушка. Поэтому, скажем, мой папа стал прекрасным инженером, руководителем, а не врачом. То есть семейственность мы не разводим.

Думаю, очень важно, чтобы в деле, которое ты делаешь, было созидательное начало: ты должен видеть результаты труда, который нужен людям. В работе врача цель (и необходимый результат) очевидна — здоровье человека. Когда ты получаешь этот результат, когда ты его видишь, ты счастлив.

«Выбор профессии должен идти от сердца и быть самостоятельным решением»

— Вы с первого дня обучения в медицинском вузе знали, какую специализацию выберете? 
— Не знал, и мне многие врачебные специальности нравились и нравятся до сих пор. С кардиологией как основным направлением своей работы определился на пятом курсе и сразу записался в кружок кафедры кардиологии к одному из моих любимых учителей — профессору Сыркину Абраму Львовичу. Одновременно пошел в кружок кафедры госпитальной терапии к другому моему любимому учителю— профессору Приваловой Елене Витальевне (она тоже кардиолог). Там, на кафедре госпитальной терапии № 1, я проходил интернатуру и ординатуру после окончания Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова. Интернатура и ординатура у меня были по специальности «терапия», здесь нужно сделать небольшое отступление, чтобы пояснить возникшее противоречие: хотел быть кардиологом, а стал терапевтом. Один из корифеев российской кардиологии академик Александр Леонидович Мясников, заведовавший моей родной кафедрой госпитальной терапии полвека тому назад, на вопрос своего студента о собственной специализации отвечал: «Я терапевт с кардиологическим уклоном». Я солидарен с Александром Леонидовичем, то есть я сначала терапевт, а потом кардиолог. По моему глубокому убеждению, терапевт — высшая квалификация врача, так как терапевт должен знать все и уметь многое.

Обычно со словом «терапевт» в нашей стране, прежде всего, ассоциируется врач, ведущий участковый прием в обычной поликлинике. Но при всем уважении к участковым врачам и их очень важной работе, во множестве случаев они не терапевты, а скорее врачи общей практики. Терапевт — это врач, который диагностирует и лечит все известные «внутренние болезни» и, как правило, осуществляет общее руководство лечебным процессом, принимая все ключевые решения. Из терапии вышло множество клинических специальностей, давно и прочно воспринимаемых как самостоятельные: кардиология, пульмонология, неврология, гастроэнтерология, эндокринология и даже психиатрия, но базисом, основой основ всегда была и будет терапия.

Таким образом, я пошел от общего к частному и сначала, закончив интернатуру и ординатуру, стал терапевтом, а затем, пройдя более узкую специализацию, еще и кардиологом, а за этим — пульмонологом.

— Наверное, это заняло много времени? 
— Конечно. Вообще нужно обязательно предупреждать всех мечтающих о профессии врача, что это потребует очень много времени и сил, но оно того стоит.

— Вы ведете прием как врач усиленной наружной контрпульсации (УНКП)? 
— Врача УНКП не существует. Есть врач-кардиолог, который применяет усиленную наружную контрпульсацию в своей работе.

«По моему глубокому убеждению, терапевт — высшая квалификация врача, так как терапевт должен знать все и уметь многое»

— Тогда что такое усиленная наружная контрпульсация? 
— Усиленная наружная контрпульсация — это современный высокотехнологичный метод лечения и профилактики заболеваний сердечно-сосудистой системы, прежде всего — ишемической болезни сердца и хронической сердечной недостаточности. Это метод глобального улучшения кровообращения, микроциркуляции с очень широким спектром терапевтического применения.

Основными показаниями являются различные формы ишемической болезни сердца: стенокардия (включая и вазоспастическую или вариантную стенокардию), постинфарктный и атеросклеротический кардиосклероз. Контрпульсация эффективна в лечении хронической сердечной недостаточности.

— То есть контрпульсация применяется не только в кардиологии? 
— Совершенно верно. Данные клинических исследований говорят о высокой эффективности метода в лечении цереброваскулярных заболеваний, таких как хроническая вертебробазилярная ишемия, транзиторная ишемия головного мозга, в терапии сахарного диабета и ассоциированных с ним состояний. За последнее время появились крайне интересные данные о возможностях контрпульсации в терапии сочетанной патологии, в первую очередь, кардиопульмональной. Недавно мы завершили исследование, посвященное применению контрпульсации в лечении пациентов, страдающих одновременно ишемической болезнью сердца и обструктивным апноэ сна. Результаты были очень хорошими не только по кардиологической составляющей (собственно заболевание сердца), но и по явлениям, ассоциированным с апноэ, то есть с нарушением дыхания во сне.

— Как проходит процедура? 
— В современных системах УНКП на ноги пациента накладываются манжеты, в которые синхронно с ритмом сердца (во время диастолы) с высокой скоростью и последовательно по направлению от икр к нижней части бедра, а затем к верхней его части и ягодицам нагнетается воздух с давлением, как минимум вдвое превышающим систолическое давление пациента. В результате увеличивается диастолическое давление в аорте, развивается ретроградный (обратный) ток артериальной крови (собственно контрпульсация), что, в свою очередь, ведет к увеличению коронарного перфузионного давления и усилению наполнения кровью артерий, кровоснабжающих сердце и другие жизненно важные органы. Также происходит увеличение венозного возврата к правым отделам сердца.

Мгновенное выкачивание воздуха из манжет в начале сокращения желудочков понижает сосудистое сопротивление и, следовательно, уменьшает работу сердца. При регулярном и длительном таком воздействии, помимо чисто гидравлической составляющей, развиваются полезные биологические эффекты: во-первых, ангиогенез, то есть рост и развитие новых мелких сосудов (капилляров, прежде всего) внутри сердечной мышцы и не только, во-вторых, стабилизация функции эндотелия, то есть улучшение состояния и функциональной способности внутреннего слоя артериальной стенки, нарушения в котором являются важным элементом развития различных заболеваний.


— Кому рекомендовано лечение контрпульсацией? 
— Основными показаниями являются различные формы ишемической болезни сердца: стенокардия(включая и вазоспастическую или вариантную стенокардию), постинфарктный и атеросклеротический кардиосклероз. Контрпульсация эффективна в лечении хронической сердечной недостаточности. Также применение УНКП рекомендовано в лечении гипертонической болезни, цереброваскулярных ишемических заболеваний (ишемический инсульт, транзиторные нарушения мозгового кровообращения, вертебробазилярная ишемия), ишемические заболевания глаз (ишемические повреждения зрительного нерва, хориоретинопатии). Новым направлением в клиническом применении контрпульсации является лечение сахарного диабета и ассоциированных с ним состояний.

«Регенерация означает восстановление, возрождение, а УНКП является одним из наиболее эффективных средств в этом направлении»

— А есть ли противопоказания? 
— Конечно. Тяжелая недостаточность аортального клапана, флеботромбоз вен нижних конечностей, тяжелая неконтролируемая артериальная гипертензия, аневризма аорты, требующая хирургического лечения, геморрагический диатез, тяжелая легочная гипертензия.

— Как давно вы используете этот метод в своей практике? 
— Контрпульсацией я занимаюсь 6 лет. Ей посвящена тема моей кандидатской диссертации. А началось все на кафедре госпитальной терапии № 1, в Клинике госпитальной терапии имени А. А. Остроумова ММА им. И. М. Сеченова, где под руководством академика Юрия Никитича Беленкова было впервые создано подразделение, занимающееся новым направлением — регенеративной кардиологией. Регенерация означает восстановление, возрождение, а УНКП является одним из наиболее эффективных средств в этом направлении.

Усиленную наружную контрпульсацию измеряют часами, поэтому уместно говорить: «Сделал 100 часов контрпульсации». Так вот, после того, как я пересек планку в 10 тыс. часов, я просто перестал считать. Шесть лет для активно практикующего врача — очень большой срок, то есть очень много всего было сделано за это время. Сейчас я работаю одновременно на нескольких комплексах УНКП, руковожу первым в нашей стране Научно-методическим центром по клиническому применению усиленной наружной контрпульсации (НМЦ УНКП), читаю уникальный в своем роде курс по УНКП на русском и английском языках, который приезжают слушать врачи практически со всего мира.

УНКП — это рядовой метод повседневной клинической практики. Она включена в стандарты Минздрава об оказании специализированной медицинской помощи больным ишемической болезнью сердца и хронической сердечной недостаточностью, рекомендована Российским кардиологическим общества (РКО). В России сейчас работает более 100 кардиотерапевтических комплексов УНКП.

— УНКП — это что-то совсем новое? Ведь не все о ней знают? 
— Совсем нет. Усиленная наружная контрпульсация — это рядовой метод повседневной клинической практики. Она включена в стандарты Минздрава об оказании специализированной медицинской помощи больным ишемической болезнью сердца и хронической сердечной недостаточностью, рекомендована Российским кардиологическим общества (РКО). В России сейчас работает более 100 кардиотерапевтических комплексов УНКП.

В прошлом году УНКП была включена в клинические рекомендации Европейского кардиологического общества (ESC), и наши коллеги из Западной Европы, столкнувшиеся с необходимостью освоения этой технологии, просят нас о помощи и приезжают учиться. Как раз сейчас я занимаюсь проектом Европейской школы наружной контрпульсации.

— Вы получаете удовольствие от преподавания? 
— Огромное! Мне очень нравится передавать коллегам опыт и знания. Я считаю, что идеальная триада врача-клинициста состоит из лечебной, научной и преподавательской работы. Это сочетание позволяет максимально реализовать себя в нашей профессии и заставляет постоянно двигаться вперед и не останавливаться на достигнутом.

— Что для вас работа? 
— Работа для меня — самое главное увлечение. И если наше интервью прочтет кто-то, кто хочет быть врачом в будущем, то нужно обязательно уточнить, что профессия действительно тяжелая. Тяжелая, но самая лучшая из тех, что я знаю!


По материалам портала "Мед-инфо"